Лексикология. Психология речи


Возникновение речи

Речевое общение, как и визуально-образное, возникло вследствие все того же дефицита жизнеобеспечивающего пространства: 
  • первым следствием которого была необходимость сбиться в стадо, 
  • вторым – иерархия, 
  • третьим – методы и техника совместной охоты или совместного добывания материальных благ. 
Одной образной информации от сородичей о возникновении экстремальной ситуации для «включения» рефлекса непроизвольного и произвольного подражания не всегда было достаточно, потому что соплеменник, первый определивший степень опасности, мог не всегда находиться в поле зрения остальных. 

Предсмертный вопль одного мог быть слишком поздним сигналом об опасности для стада. В процессе приспособления к окружающей среде сама собой возникла необходимость следить за каждым звуком, приходящим извне. Эту необходимость диктовал инстинкт самосохранения. 

А звук, издаваемый соплеменником, был более конкретизирован, в отличие от прочих, т.к. был эмоционально окрашен, что позволяло в кратчайший срок найти в сознании аналогию с этим эмоциональным звуком. Т.е. любая особь может представить какой именно раздражитель мог привести к изданию подобных звуков у точно такого же существа, как и он сам, с точно такими же ответными реакциями. 

В процессе длительного сосуществовании среди себе подобных сама собой возникла потребность передачи не только сиюминутной информации, но и информации относительно будущего и прошлого, в качестве информации образовательной (взаимообучения) с импровизированными временно-пространственными преломлениями через воображение.

Ребенок, находящийся под опекой матери, для своих ответных реакций использует только набор компенсаций, унаследованный от родителей. Он может игнорировать звуковые раздражители, поступающие извне, т.к. защищен от опасности семьей. Когда же он, подросший, попадает в среду, он сталкивается с необходимостью не только слушать, но и слышать, чтобы выжить. 

Условная среда обитания современного человека трансформировала непосредственную опасность в опасность условную, снизила значимость инстинкта самосохранения, доминировать начал инстинкт размножения. 

Но от того, что опасность «стала условной» (для некоторых), она не перестала быть опасностью. Опасностью обречения на полуголодное состояние, как следствие неопытности и несостоятельности в общении. А общение сегодня  - это охота за материальными благами.

Детеныш человека на ранних стадиях развития использует для общения ряд нестандартных, изобретенных им звуковых комплексов, в которых можно видеть эмоционально-образную связь, тождественную реликтовой перворечи. Потом наступает период первичного абстрагирования – наделение именами предметов и явлений. 

После периода абстрагирования человек всю жизнь учится называть вещи не своими именами. Этот обман, переходящий в самообман, к несчастью, ему удается. К старости же совсем беда. 

Родители для поддержания коммуникации с младенцем часто начинают имитировать эти звуковые комплексы. В этот прекрасный период они заново учатся не игнорировать ни малейшего звука, исходящего от ближнего.

Но языковая среда подталкивает ребенка. По мере роста и развития растет потребность в общении не только с родителями, что толкает ребенка к употреблению общепринятой для этой группы населения терминологии. И объем информации, передаваемой посредством вербального общения, уже не оставляет времени на устранение искажений, которые вносит каждая особь в выражение своих ощущений. 

Т.е. человек привыкает слушать слова и вдумываться в их смысл и содержание, вместо того, чтобы слушать чувства и стоящие за ними мысли.

Но вернемся к истокам, без которых не определить направление течения. Т.е. как уже было сказано, знание первопричин – основная предпосылка для точного определения (понимания) последствий. 

В результате демографических взрывов численность людей непомерно возросла, что заставило их расширять свою нишу, вытесняя других представителей фауны и сведя их среду обитания до минимума. Другой конец этой палки ударил по ним самим. Их огромная численность девальвировала значимость для стада каждого из них. 

И следствием этой девальвации стало восприятие ближнего, как барьер на пути к удовольствиям. И с этим барьером нужно что-то делать: либо устранять, либо использовать как подставку, чтобы достать то, что повыше висит. А если устранить его или использовать как подставку не представляется возможным, то хотя бы за этим барьером можно спрятаться.

Итак, звуковое общение стало уже выполнять комплексные функции:
  1. Эмоциональное выражение мысли (попытки повлиять на отношение оппонента к объекту разговора и, естественно, повлиять на отношение к себе). Завысив собственную значимость, можно претендовать на больший кусок добычи. Почему мы говорим, что вербальное общение – это когда кто-то кого-то зачем-то на что-то вербует.
  2. Звукоимитация в речи.
  3. Ассоциативное выражение мысли.
2 и 3 являются составными частями первого. Ассоциация – это подсознательная аналогия с часто встречающимся явлением. Зависит от того к чему применяется эта аналогия-ассоциация.

Звукоимитация в речи вначале появилась как имитация звуков, издаваемых животными и предметами. В результате этих звукоимитаций многие предметы, явления и животные получили свои названия. Те же предметы, которые не имели своего звучания, получили свои имена через контурно-цвето-звуковое ассоциирование, а также через эмоциональное восприятие материальных явлений. 

По мере эволюции речи, звуковой и имитационный набор в слове все время сворачивался так, что в результате от него оставалась только одна буква, один звук. На это свертывание влияет фактор нехватки времени при коммуникации, что и заставляет сжимать объем передаваемой информации (все та же теснота).

Имитация звуков 

«Шелест», - характерный пример названия явления, полученный звукоимитацией. И «ше» и «лест» - имитации, и в результате предмету, издающему шелест, было присвоено название «ляст», «лист» (результат свертывания). Неважно, лист ли это дерева или бумаги, а по образной ассоциации (но не с листом дерева, а с продуктом урбанизации - бумажным листом) – и прокатному листу.

В таком слове как «ш-ш-шум-м-м» слышен накат и отлив большой волны на берег. По ассоциации с этой большой волной громкие звуки, издаваемые любым предметом именуются шумом (ассоциативное проецирование). 

Испокон веков люди стремились селиться у воды. Жизнь зародилась в океане и долгие миллионы лет постоянно изменяющаяся, совершенствующаяся протоплазма не могла оторваться от своей «первоутробы». Вода отступала, а живые существа шли за ней следом, ибо суша долгое время оставалась для них враждебной средой. И за эти миллионы лет доминирующий звук волны въелся не только в сознание, но и в подсознание “до самого хвоста”. 

Поэтому любой громкий звук срывает миллионолетние пласты в блоке памяти и находится аналогия, передаваемая в генах по наследству. Пример: раздражающие звуки улицы для простоты все равно «шум», хотя к морю никакого отношения не имеет.

Но вернемся к воде. Слово «плеск» тоже воспроизводит характерный звук, но уже маленькой волны, плещущей о берег (послушай – плеск, плеск, плеск). Но вряд ли найдется человек, который сможет сразу уснуть под этот звук. И не только потому, что на плеск есть древнейшая и затушеванная реакция, как на рептилию, выходящую из воды с таким аккомпанементом, а потому что сочетание звуков призвано насторожить гуманоида. «П» смычной звук, привлекающий внимание, «СК» описание звуков, издаваемых рептилией и призыв затаиться.

«Тигр» - результат свертывания целой фразы в одно слово. «Т» - сигнал насторожиться, «И» - эмоция, выражающая испуг (горло сжимается от страха), «Гр» - имитация рычания животного.

"Шорох в кустах"


Шорох вызывает гораздо более сильное возбуждение, чем громкий шум. Это эволюционное. Подкрадывающийся хищник гораздо опаснее пробегающего стада антилоп.

Используем это в сексотехнике: шепот в ухо действует как удар хлыста по обнаженным нервам. Вербальный состав шепота не важен. Самка улавливает только сексофон, а не слова.

Тот же эффект используем при вербальном воздействии. Тихая речь оказывает более сильное действие. Оппонент старательно вслушивается в вашу речь, боясь пропустить, и все идет на запись.

У Конфуция примерно: ты можешь кричать и топать ногами, но люди не будут тебя слушаться, но если ты владеешь собой, то твои команды будут выполнять, даже если ты их отдаешь тихим голосом.

Звуки на примере стаи хищников:
  • Короткий низкий вой - «Я тут главный! Убирайтесь с моих точек!» (издает альфа, чтобы защитить территорию).
  • Длинный низкий вой - «Сейчас мы с главным вам накостыляем!» (издает бета, чтобы поддержать альфу).
  • Длинный переливчатый вой - «У нас тут большая сходка! Большая и мощная!» (разными голосами издают рядовые волки, чтобы нельзя было догадаться, сколько их в стае).
  • Высокий вой - «Ну ты где? Сигнализируй!» (издают члены стаи, чтобы убедиться, что у волка, ушедшего на охоту, все в порядке).
  • Высокий жалобный вой - «Срочно возвращайся! Мы волнуемся!» (издает стая, когда волк-охотник слишком долго не возвращается).
***
Чем сильнее возбуждение, тем сильней напряжены голосовые связки и тем выше голос. Это свойственно особям с низкой иерархической ступенькой. У сильных особей связки расслаблены и голоз низкий. Это используют в политике, обучая политиков говорить низким голосом, чтобы внушать уверенность и силу в обращениях к народу.

Лексикология. Психология речи. Полная версия

Лексикология. Психология речи





Comments